"Рай" для сирийского гея

Фото: © Johanna-Maria Fritz для ZEIT ONLINE

Ставшее уже привычным, заигрывание западных СМИ с беженцами, порой приводит в недоумение традиционное сообщество. Бесспорным лидером в "обнимашках" и "целовашках" выступают немецкие СМИ. Я уже писал о том, как самозабвенно сходятся в "боях" за права мусульманского мира в Европе, коренное население немецкой политической элиты. И это на фоне проблем с "беженцами" среднестатистического бюргера.

Страницы европейских газет и журналов изобилуют красочными примерами, спасённых от тирании всевозможных режимов государств третьего мира, бедных, обездоленных и несчастных пакистанцев, иранцев, афганцев, сирийцев. 

Да, конечно, людей, оставшихся без крова, немощных и обездоленных можно и нужно не только жалеть, но и помогать. В конце концов, тот самый разговор/прогноз о нивелировании традиционных европейских устоев и традиций превратиться в реалии.

Но разве разрушение этих самых традиций лежит на совести беженцев? Нет, конечно. Европа сама приложила максимум усилий к тому, чтобы стряхнуть с себя "прах предков", насаждая "принципы толерантности" и "терпимости".

Именно так! Вся Европа превратилась в Дом Терпимости. 

Поэтому то и не удивительно, что очередным героем слезливого репортажа в немецком ZEIT стал 22-летний беженец из Сирии Эйхам.

Это уважаемое (ранее) издание пишет, как ему было тяжело на родине, как не понимали бедного и несчастного, и как рыдали его родители, узнав, что он гей.

И только бесполое существо немецкой внешней политики пригрело на землях своих отверженного. 

Matthias Kreienbrink пишет:

Эйхам - гей. Но в Сирии социальное явление гомосексуализм объявлен вне закона. Он запрещен и наказуем тюремным заключением. Если Эйхам посмел бы в Сирии смотреть порно, то потом ему было бы плохо. Он чувствовал себя виноватым, говорит он. В 17 лет он начал изучать архитектуру. Но потом война. Эйхам принял решение эмигрировать в Европу. Его родители поддержали этот план, опасаясь, что их сыну придется идти на войну в качестве солдата. Они не знали, что он гей. В 2016 году он получил студенческую визу для Германии.

Родители опасались, что их сын станет солдатом и будет вынужден защищать свою Родину! Как мантру повторяю эти слова, пытаясь найти в них хоть какие-то нотки сочувствия: "опасаясь, что их сыну придется идти на войну в качестве солдата".

Исковерканное, извращённое восприятие мира! Полное отрицание принадлежности к своей стране! На этом примере, естественно. 

Автор продолжает "вышибать слезу" у читателя репортажа:

За неделю до его отъезда мать спросила его, не ищет ли он мужчину в своей жизни. Вначале он ответил "Нет!". Но потом сознался: «Это была худшая неделя в моей жизни». Мать и отец умоляли его пойти к психологу, подумать о его религии. И настаивали на отношениях с женщиной. Оба плакали. "И я, наконец, согласился", - говорит Эйхам.
Сегодня у него свой круг друзей - сирийцев, иракцев, немцев. Они часто устраивают вечеринки в выходные. Эйхам изучает немецкий язык, чтобы и понимать Германию с ее многочисленными традициями и устоями.

Во всём этом, мне почему-то видится совсем другая история. Пофантазирую: 

"Эйхам - здоровый сильный молодой человек, решил, что воевать ему совсем не к месту, что жить в Европе спокойнее и проще. И отправился за визой в немецкое посольство. А там, посмотрели на него и сказали, мол нет! Живи там, где живёшь и Родину свою защищай. и тут рождается в его голове железобетонный  аргумент - Я сириец-гей!".

Не трудно догадаться, что такой посыл для Германии как "манна небесная". 

И всё у него соложилось

Сегодня Эйхам говорит: «Я счастлив думать, что сейчас живу в Берлине».

Нет, не победят патриархальные устои мусульманского мира тотальный однобокий "половой плюрализм" европейского Дома Терпимости. 

Герман Берг

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.