ИМЯ «ЗВЕРЯ» НАЗВАНО. Часть I


Статус выламывающегося из всех писательских канонов Евгения Чебалина обретает всё большую весомость в мировом масштабе. Его романы изучаются в университете им. Гёте в Германии, по ним защищаются диссертации в Сорбонне, Гарварде, автору шлют уважительную признательность послы Индии и Ирана, австралийский пианист и монахи Иерусалима, глава КПРФ в Госдуме Г. Зюганов и итальянский публицист Джульетта Кьеза.. Недавние беседы Чебалина о Российском социуме c главным редактором газеты «День литературы» В. Бондаренко, с Художественным руководителем Малого театра Ю.Соломиным и академиком, бывшим председателем Верховного Совета России Русланом Хасбулатовым вызвали шквал комментариев и отзывов в интернет: авторы бесстрашно, с болью вскрыли в своих позициях кровоточащую агонию ДУХа и КУЛЬТУРЫ в России.
Едва ли можно назвать сейчас, в ХХ1-м жестоко потребительском веке литератора, который магнитно притягивал бы к себе, как Чебалин, огромную читательскую аудиторию. В чём магия этой притягательности? Думаю – в планетарной значимости проблемы, которая заложена в его публицистике, его романах «Безымянный Зверь», «СТАТУС-КВОта» и незаконченной третьей книге «НАНО-SAPIENS» - поиск катастрофически исчезающей, как шагреневая кожа справедливости. Борьба, драка за неё с врагами арийского славянства всегда велась не на жизнь, а на смерть. Автор бесстрашно вламывается в исторические эпицентры этих схваток, творит хирургическую вивисекцию персонажей, которые эту справедливость истребляют, выкорчёвывают из века в век.
(Размышления над страницами романов Евгения Чебалина
«Безымянный зверь» и «Статус-КВОта»)


О «КОЗЛАХ» И «СВИНЬЯХ»
Эй, «козлы с комплексом неполноценности из всех стран и времен, недолюбливающие евреев!» Вы слышите меня? Отныне и навсегда евреев вы должны только любить. Причем, в полную силу. Почему, не знаю. Спросите об этом автора взятых в кавычки слов Александра Зельдовича и его мамочку Аллу Гербер, которая целиком с ним солидарна.
Адресованы «козлы» не только вам, но и мне тоже. Как настоящий «козел», я не питаю ко всем евреям какой-то безоглядной любви. Так же, как и к индийцам, якутам или папуасам. Я вообще не понимаю, как можно любить, или не любить целый народ? Даже в Библии сказано, что возлюбить надо ближнего своего. Но к некоторым знакомым мне евреям я испытываю глубочайшее уважение. К примеру, Якова Абрамовича знаю сорок с лишним лет и постоянно, восхищаюсь его деликатностью, мудростью и другими качествами, которыми в нужной мере не обладаю сам. В нашем кругу друзей три десятка человек, в основном русские. Яков самый уважаемый человек. Недавно мы отметили его очередной день рождения. Я написал и прочитал всем такой вот стишок.
Яков Абрамович нам, как гуру.
Он — словно путь Млечный!
Я-то, может, когда и умру,
Но Якову жить вечно.
Не так часто, но с удовольствием общаюсь с бардом Львом Абрамовичем, с сантехником нашего дома евреем Владом — единственным, как мне кажется, в своем роде. Я мог бы назвать и другие имена, и при этом очень надеюсь, что сегодняшний разговор о сионизме никак не затронет национального достоинства и чести близких мне евреев, ибо к ним он не имеет ни малейшего отношения.
Давние откровения Зельдовича и его мамочки Аллы Гербер (разговор шел о взаимоотношениях детей и родителей) мне случайно попались на сайте «Эхо Москвы» в разделе «Знай наших-центральный еврейских ресурс». Романы Евгения Чебалина «Безымянный зверь» и «Статус-КВОта» – авторы цитат, видимо, еще не читали. Но персональные ярлыки «ксенофоба», «антисемита» он уже получил из Госдепа США от Колина Пауэла и Кондолизы Райс, от матерого правозащитника и борца с «антисемитизмом» А. Брода.
Только грош им цена. Вот как в романе «Статус-КВОта» русский писатель Евгений Чебалин устами генерала — чекиста Ивана Пономарева отвечает полковнику Левину, еврею-сионисту, ведущую подрывную работу в спецслужбах:
Я пил и буду пить за здоровье Цукерманов, за тех, что приросли к России. И если надо, отдам за одного такого с десяток наших раздолбаев Ивановых. Тебе, безродному русофобу, это не понять..
Генерал- полковник Цукерман – Сахаровский тоже чекист и еврей. Но Россия для него — родина. И другой уже не будет. Так что для русского писателя Чебалина и для меня еврей еврею рознь. Как и русский – русскому. Кстати, я не встречал у еврейских литераторов такого расклада, как у Чебалина. Десяток своих единокровных раздолбаев они никогда не променяют на одного русского, немца или китайца, исповедуя известное выссказывание: «Самоса, конечно, сукин сын. Но это наш сукин сын»
А если не раздолбай и не сукин сын, а вполне приличный еврей, то он при обмене идет один за тысячу всяких разных. Именно такой обмен произвел некогда Израиль: одного своего военного, попавшего в плен, махнул, не глядя на целый полк палестинцев, находившихся в его тюрьмах.
Кстати, русских тоже кое-где не любят и даже называют свиньями. Легче всего в ответ сказать что-нибудь похлеще. Но лично у меня возникает вопрос: где истоки такой мерзкой характеристики? И сразу вспоминаю о пьянстве, которому подвержены русские, хотя далеко не все. К тому же свалки возводим около своих же домов и в окрестностях. И часто нос свой суем в чужие корыта…
В общем, при желании есть за что зацепиться. Но меня, непьющего русского человека, к тому же старающегося не мусорить, где ни попадя, — подобные «свинские» характеристики до сих пор не трогали, потому что есть известные восточные мудрости: «Собака лает-ветер носит» и «Собака лает – караван идет».
Вон как взвился еврей Зельдович по поводу невинного вопроса одного из радиослушаталей: почему во все времена, во всех странах недолюбливают евреев? И того, и другого, вероятно, надо отослать к историческим личностям, дававшим ответ на этот вопрос: от Цицерона, Цезаря и Плиния – до Куприна и Достоевского.
А теперь перейдет к дилогии Чебалина, где дан исчерпывающий ответ на этот и на многие другие вопросы.

ТАКОГО ЕЩЕ НЕ БЫЛО
Думаю, что в отечественной и мировой литературе еще не было произведения, в котором бы почти два десятка сюжетных линий сплетались в упругий жгут НАУЧНЫХ КОНЦЕПЦИЙ, АВТОРСКОЙ фантазии и реальных событий. Они сцементированы авторской страстью, ибо романы — это два жгучих сгустка экспрессии. Все действующие лица разделены на два непримиримых лагеря. Одни — обобщенный символ коварства и зла. Имя им – сионизированный хищник, носители- сим-паразиты. Другие отстаивают и завоевывают свое право на Мир и Лад. В действиях героев чувствуется неукротимый напор. В сознание собеседника они не проникают, а вламываются. Эманация их воли сокрушает любые преграды. И лексика в напряженных ситуациях порой такая, что щечки чувствительных дам могут заалеть. Извините за это автора, но ведь Чебалин пишет не «романсы на вас», как говаривал классик. Зато каких поэтических высот, хотя речь идет о прозе, достигает писатель в те минуты, когда его душа вместе с песней о черном вороне словно взлетает в поднебесье, изливая миру непередаваемое обычным языком сострадание, сопричастность к судьбе умирающего человека. Дочитаешь страницу и облегченно вздохнешь, ведь и ты сам вместе с Чебалиным мучился и страдал до последней минуты, до последнего звука русской народной песни.
Или вот Евгений Чукалин-суперстудент и завтрашний день России – играет Рахманинова. Чтобы так чувствовать каждый аккорд, как Чебалин, надо быть музыкантом. Он, действительно, музыкант и композитор. В конце романа «Статус – КВОта» ноты «Сонатеныша» — автор Чебалин. Но игру Чукалина он описывает, как поэт. В каждом предложении — ритмичность стиха и возвышенность гимна. И где только слова такие нашел — нежные, воздушные, пронзительные…?
Впрочем, был бы талант, а слова найдутся.
Чтобы так писать, конечно, нужно чувствовать и знать своих героев. Для этого так же нужны академические научные знания и талант, а также необходимо подниматься до уровня мышления этих героев.
В романах писателя кого только нет: фараон Эхнатон и Николай второй с супругой – немкой и матерью — императрицей, одноглазый великан-гиперборей Полифем и Гришка Распутин, резидент немецкой разведки вместе с дворцовой фрейлиной Вырубовой, Адам с Евой и маршал Жуков, временный управляющий планетой Ядир и Зюсс — Суслин в котором нетрудно угадать главного идеолога СССР Суслова,Иисус в своем смертельном единоборстве с жрецами- садистами из Храма Парабрамы, Троцкий с его непримиримым врагом Сталиным и избранник бога Энки капитан Ноева Ковчега Ной-Атрахасис, мыслящая Химера, гибрид кошки и ворона и казахский биогенетик, горькой судьбой заброшенный в чекисты, Гульбаев. А кроме того русский хлебороб Чукалин и его без меры одаренный сын Евгений, омоновцы, бейтаровцы, ученые… В общем, имя им – легион.
Но главная особенность романов Чебалина — в каждом герое пульсирует полнокровная, страстная жизнь, каждый неповторим в мыслях, поступках и в словах. Одних писатель отметил яркими штрихами, в других проник до самых потрохов, до глубины души, чтобы показать недосягаемое величие одной личности или беспредельную низость другой. У Чебалина так: кого любит- возносит до небес, а если мерзавец — впору башку под топор.
В этом есть свой глубинный, предельно важный смысл. В наше время, когда целенаправленно размываются понятия Добра и Зла, Любви и Порнографии, Садизма и Сострадания Чебалин сознательно убирает полутона и размытости в характеристиках своих героев, вышвыривает из описания их возможность толковать ту или иную ситуацию двояко.
А какие характеры! Вот Гришка Распутин — Новых. Писано о нем переписано. А Чебалин увидел в нем своё. Когда резидент немецкой разведки вербует Гришку, амбалы измесили его кулачищами почем зря. Бесполезно, ибо лупцевали этого проходимца не раз. И на деньги Гришка вряд ли бы купился. Этот нахалюга и над немцем пытался взять верх с помощью гипноза, но случился неожиданный облом. А купили Гришку простым расчетом, который сделали с умом. Он и сам не дурак, но больше в нем все-таки хитрости, звериного чутья. А тут – на тебе! Мало того, что всю его подлую жизнь как на полочку выложили, но ведь и вперед все по шагам рассчитали. Или бултыхнется он в дурдом, как в помойную яму, в качестве сексуально — полового эпилептика (справку приготовили от самого Бехтерева), или попадет с маху в царскую семью спасителем и первым советником. На это и повелся Гришка, как дикарь на невиданную прежде блестящую стекляшку. Что ему графья да княгинечки? Сам себе не признается, но в мечтах он давно себя видел при царе, а еще лучше-над царем. Повелся, не ведая, что при царе-то быстрее, чем при ком либо, свернут ему башку и сунут в темную глубь Невы.
А вот самодержец всероссийский, император Николай второй. Весь в сомнениях, весь в нерешительности. Позади сдача Порт — Артура и Кровавое воскресенье. Впереди-страшно представить: великая смута. И потому без труда склоняет его премьер Витте к заготовленному Ротшильдом замыслу: мир с Японией, от которого еврейским банкирам будет жирный «гешефт».
А как мучается мать — императрица, глядя на своего безвольного Ники! Это ведь она, единственная из Романовых, не стала присягать ему при восшествии на престол. Знала, что не по плечу Ники Россия. И расчет был на то, что откажется сыночек от престола в пользу брата, когда тот подрастет. А Ники не отказался. Как можно, если стальные объятия супруги — немки начисто лишили его и без того невеликой воли.
И царю бывает тяжко,
Если у жены в плену…
Эх, ты, Ники — Николашка,
Проворонишь ведь страну!

СИМ — ПАРАЗИТЫ
Через оба романа, через тысячелетия проходит перед нами целая галерея иудеев, этнические и генетические корни которых в древнейших племенах Хабиру… Им покровительствует черный бог Энлиль. Все остальные племена для него — рабы или скот, подлежащий уничтожению. Иудейское племя Хабиру он освобождает из египетского плена, в котором приходилось — какой кошмар! — вкалывать, чтобы заработать хлеб насущный.
Иудейский бог жесток. Он напускает на Египет жуткие беды. Вопли и рыдания египтян слышатся за спинами Хабиру, когда они, предварительно ограбив страну, уходят в пустыню. Их ведет Моисей — 1. Он в ужасе от неоправданной жестокости бога и от алчности соплеменников. Хабиру чувствуют, что он другой, не как они, у него иные жизненные и моральные ценности – добра и сострадания. И потому так легко и податливо они приняли на свою шею идейный хомут Моисея-2 (Меребат-Кадешского): любой ценой отбирать чужое. А первого Моисея забили камнями. Второй и повел их в пустыню на долгие годы, чтобы выковать в зное и лишениях для себя и бога Энлиля племя биороботов завоевателей, племя планетарных рабовладельцев. Казалось бы – искажение историографии и конфессиональных канонов. Но именно эту версию, оснащенную многими архивными источниками, давно опубликовал известнейший еврей, апологет либерал-маммонистов Зигмунд Фрейд в своей книге «Человек по имени Моисей».
У черного бога на земле целая свора помощников, а с Марса сын Энлиля и его племянница с помощью Пентатрона посылают на землю фантомо — импульсы, чтобы посеять в человеческом стаде хаос и голод, войны и смуту. Наследники Хабиру, разного рода сим-паразиты, приученные бывать в нужное время и нужном месте, внедряются в чужеродные племена, хитростью, угодничеством, коварством и золотом прибирают их к рукам. Хазары более тысячи лет назад приняли иудеев и вскоре почувствовали их сочные окорока на собственной шее. А с «раздолбаями» русскими вышла и вовсе жуткая история, которой в дилогии посвящено немало страниц.
Чебалин далеко не первый пишет о черных делах евреев-сионистов в 20 веке. Их преступления в России подробно, со ссылкой на документы и даты, изложены, к примеру, в книгах «Осторожно: сионизм», «Вторжение без оружия», а также в двух книгах Владимира Карпова под общим названием «Генералиссимус». Им предшествовали на континентах сотни книг на эту тематику, где наиболее известным автором был Генри Форд.
Но Чебалин не связан последовательностью исторического повествования. У него своя стальная логика — характеров и событий. Но это не мешает восприятию, хотя из царского кабинета куда только не уносит нас фантазия автора –то на совет богов, то в пещеру циклопа Полифема или в студенческую столовую-чтобы потом опять возвратить на самые верхние этажи земной власти, где решаются судьбы миллионов людей. Конечно, при самом активном участии сим-паразитов, кочующих по Европе и Америке.
В годы революции 1917 года и гражданской войны целая свора сионистов во главе с Лейбой Бронштейном –Троцким, посланцем еврейских банкиров – приехала в Россию и взлетела на самый верх большевистской власти. Эта свора, по сути, захватила политбюро РСДРП — и вскоре скопом протащила в российскую партию большевиков десятки тысяч «еврейских товарищей» со своей идейной сердцевиной – Бундом. Ленин, сам еврей по матери (Бланк), прекрасно понимал опасность такого вторжения, но он в то время болел. Из членов Политбюро против был один Сталин. И вскоре сионисты стали командующими, комиссарами, чекистами, начальниками лагерей, в которых гнобили русский народ. Троцкий, якобы для помощи голодающим, возглавил изъятие ценностей и вообще всю борьбу с русской Православной церковью. Дошло до того, что Лейба сочинял разного рода тексты, требующие православной крови, а подписывать их сионистское политбюро обязало Калинина, чтобы не возбуждать ненависть русского народа к евреям. Троцкий — Бронштейн, его жена, директор Госмузея, где хранилось изьятое, сотнями тонн отправляло золото за границу. После переплавки оно попадало к еврейским банкирам, командировавшим Лейбу делать революцию в России.
В романе «СТАТУС-КВОта» есть свинцово-тяжкая сцена, где истерзанный и возвращенный к жизни богом Энлилем Иосиф допрашивает своего палача Ядира. Здесь плазменно полыхает сварка жанров. Чебалин публицист «сваривается» с Чебалиным романистом и историографом. Читателю показывают планетарную панораму, где прописаны детали сотворения масонства и сионизма, чья сущность во все времена - паразитирование и ограбление «туземцев». Безусловно, самый слепящий мазок в этой панораме – личность Троцкого, а вершина его идеологии – зоологическая ненависть к России и, в первую очередь, к русским. У той ранней революции, революции троцкистов, было звериное лицо и людоедская стратегия «гражданина мира», для которого нет ничего святого: ни нации, ни чести, ни рода, ни жалости к соплеменнику. Лучше Троцкого об этой стратегии не скажешь:
«Мы превратим Россию в пустыню, населенную белыми неграми, которым дадим такую тиранию, которая не снилась никогда самым страшным деспотам Востока… Путем террора и кровавых бань мы доведем русскую интеллигенцию до полного отупения, до идиотизма, до животного состояния».
И превращали, и доводили. Пока эту страсть не прервал ледоруб от Сталина, вошедший в череп эмигранта Троцкого.

НЕПРИЯТНО И ОТВРАТИТЕЛЬНО
Отложим пока романы Чебалина в сторону и вернемся в сегодняшний день. Впрочем, и возвращаться не надо, ибо адресована дилогия Чебалина современной жизни и связаны с ней всеми своими параллелями и меридианами
Интервью, с которого был начат наш разговор, опубликовано 24.02.2001 г. Но актуально оно до сих пор. Через десятилетие пронесла Гербер, словно знамя, мнение своего сына Зельдовича о «козлах, недолюбливающих евреев». Но, как дама солидная, использовала более хлесткое слово «фашисты». Легкость в оценках осталась прежняя. Евреи у нее поголовно хорошие, а те, кто их в чем-то обвиняет, недоумки или того хуже. «Если в кране нет воды, … ее выпили жиды». Это слова из того же интервью она произнесла с легкой досадой и с пониманием ситуации: дескать, ну, что с них, придурков, взять?
Эта многоумная дама и мысли не допускает, что в ее обвинениях звучит логика той же «выпитой воды». Только ни придурком ни придурой ее назвать нельзя. В плохом знании русского языка тоже сложно заподозрить. Почему же она – публицист, член Общественной палаты! — прокалывается на какой-то мякине? Вот заявляет: «Все то, что против какой-либо национальности, мне отвратительно». Доверчивый читатель уже готов растаять от такого равенства и братства между народами. Но таять не спешите.
Для Гербер утверждения «Россия для русских», «Чечня для чеченцев», «Армения для армян» или другой подобный вариант «отвратителен». Замечательно! А как быть с Израилем? «А если в Израиле скажут, что Израиль только для евреев, мне это тоже неприятно», — вздыхает она на сайте интернет — издания «Взгляд, Деловая газета», теряя всякую бдительность. Во — первых, если «тоже», то израильский вариант должен быть таким же отвратительным. А он всего лишь неприятен. Даже первокласснику ясно, что «отвратительно» — это высшая форма отторжения, уместная для «русского фашизма». А «неприятно» — как холодок за воротом. Застегнулся и пошел дальше. Видимо, голос крови заглушает голос разума.
Как же эти откровения должны воспринимать русские, чеченцы, армяне? Лично я это воспринимаю, как разжигание национальной розни.
Понятно, что Троцкий и вся его свора, для сионистов свои люди, ангелы с крылышками. А Сталин, расстрелявший тех, кто преуспел в уничтожении русского и других народов, жуткий тиран и вообще не человек.
А как изощрялась сионистская пропаганда, осуждая действия Сталина! Но уже в 1941 году, после нападения фашистов на нашу страну, бывший американский посол Джозеф Дэвис писал:
«Значительная часть всего мира считала…, что знаменитые процессы изменников и чистки 1935-1938 годов являются возмутительными примерами варварства… Однако в настоящее время стало очевидным, что они свидетельствовали о поразительной дальновидности Сталина и его близких соратников».
Инициаторами репрессий, которым подвергался простой народ, тоже часто были евреи — сионисты. Сионисты не щадят даже единокровников (вспомним Моисея), если те не следуют их идеям. Вот и в «СТАТУС-КВОте» сиониста Левина, ставшего неугодным, убирают свои же. А он сам незадолго до этого дает команду отравить Дана — родного племянника. Причина в том, что Дан попал под влияние русской культуры, русского духа и вообще всего русского. Выбился из сионистской колеи. А это недопустимо. Левин уже не человек, а зомби, но и у него от ужаса предстоящей смерти любимого племянника просыпается душа. «Он сидел, давил вспухавший в груди звериный вой — тоску по Дану» — пишет Чебалин. Но своего приказа не отменил, поскольку «отступники», подобные Дану, попадали высшей волею Кукловодов в категорию «сухого сена», которое подлежало обязательному сожжению.
Признаюсь, я не назвал фамилии моих друзей и добрых знакомых из числа евреев, так как не могу предсказать наверняка реакцию их соплеменников.
Точное число уничтоженных сионистами в 20-30-е годы русских людей не известно. Только в Крыму по приказу Троцкого его палачи, подобные Розалии Залкинд ( Землячки), расстреляли десятки тысяч пленных русских офицеров. Здравомыслящие евреи, издававшие в Берлине свой сборник, приняли обращение « К евреям всех стран!». Они призывали своих единокровников остановить разрушение и террор в России. Предупреждали: «Евреи неминуемо должны …в будущем жестоко поплатиться».
Сионисты СССР знали о грозящей им опасности и готовы были в любой момент драпануть за границу. Карпов писал, что после смерти Свердлова – Мовшевича в его сейфе были обнаружены семь заполненных загранпаспортов и семь чистых бланков, золотых монет царской чеканки на сумму 108 тысяч 525 рублей, 705 изделий с драгоценными камнями. Жена Свердлова в квартире хранила алмазный фонд Политбюро, чтобы обеспечить его членам безбедное будущее в случае крушения власти. Сионисты заботились, конечно, не о будущем Ленина, Калинина или Сталина, которые никуда не собирались убегать, да и бежать им было некуда


Александр Петров

Subscribe to  berg_press

Posts from This Journal by “Евгений Чебалин” Tag