МЮНХЕН – ПАРИЖ. ВОЙНА И МИР ПОД АМЕРИКАНСКУЮ ДИКТОВКУ

11 ноября с.г. в столице Франции состоялся «Парижский форум мира», посвящённый столетней годовщине окончания Первой мировой войны. Этому событию был придан воистину мировой масштаб, и отмечено оно было с вселенским размахом. В Париж съехались около 60 глав государств и руководителей правительств. Были активно задействованы Елисейский дворец, Собор парижской богоматери и Триумфальная арка. Уделено внимание могиле Неизвестного Солдата и всем захоронениям участников войны. С предельным напряжением работали почётный караул, протокольная и иные службы президента и государства. Мировая пресса не сводила глаз с этого события, отмечая мельчайшие его нюансы. 

Президент Франции Эммануэль Макрон выжал для себя и своей страны максимум того, что давал им факт подписания перемирия с побеждённой Германией именно на территории Франции. Парижскому саммиту глав государств было придано эпохальное значение. Выражена претензия Франции на титул страны-мироносицы. Самого себя глава Франции обозначил едва ли не новым лидером Евросоюза. Макрону в этом плане дружно подыгрывали все именитые участники. С этой точки зрения, можно считать, что лично Макрону юбилейный праздник удался.

Но если смотреть шире и внимательнее, то следует признать, что это был всего лишь двухдневный праздничный спектакль. Но все праздники быстро кончаются и после них наступают будни – серые, скучные, вызывающие тревогу и чувство глубокого разочарования. В этом плане парижский шумный спектакль и его главный герой Макрон не представляют исключения. О них уже завтра все участники забудут. Более того, найдётся немало завистников, и Макрону его минутный успех может дорого обойтись. 

Россиянам нечему завидовать Макрону: покрасовался, побахвалился, ну и Бог с ним. Лично меня, как человека трезвого и насмотревшегося не только на праздничные торжества, но и на их закулисье, интересует не сам спектакль, а некоторые его нюансы и, главное, режиссёрский замысел. Не хочется обижать Макрона, но по своим театральным данным он даже на роль героя-любовника не тянет, не говоря уже о серьёзной режиссуре. За него здесь, думается, славно поработали другие, причём даже не французские имиджмейкеры, а спецы из-за океана, поднаторевшие и набившие руку на голливудских поделках. 

В режиссёрском замысле обращает на себя внимание выведение на сцену в Париже не одного, а сразу двух главных героев. Как водится в Голливуде, один герой должен был олицетворять победоносное Добро, а второй – побеждённое Зло. Роль сценического Добра было дозволено сыграть Макрону и Франции, а роль раскаявшегося Зла должны были взять на себя Меркель и Германия. Макрон и Меркель были главными докладчиками на Форуме мира. Они же, накануне, 10 ноября, открыли памятную плиту на мемориале 1918 года, возложили общий венок к памятнику, почтили минутой молчания память жертв войны, посетили копию вагона, в котором было заключено перемирие, и оставили свои подписи в «Золотой книге» компьенского музея.

Но это всё внешние проявления, воплощённые в публичных актах и церемониальных акциях. Что же касается их существа, то следовало бы обратить пристальное внимание на содержание памятной плиты. А оно было весьма красноречиво и недвусмысленно. «Здесь, - было высечено на плите, - 11 ноября 1918 года пала преступная гордыня Германской империи, побеждённой свободными народами, которые она пыталась поработить». В эти строки вместились события не только Первой, но и Второй мировой войны. Ибо в первую войну Германия выступала исключительно под лозунгом имперской «справедливости», требуя равного с Британией куска мировых богатств. А уже во Второй, реваншируя, решила поставить мир на колени.

Покорно участвуя в мемории событий столетней давности, Меркель и Германия не только признали себя побеждёнными в двух мировых войнах, но и как бы капитулировали перед победителями в третий раз. Причём капитулировали в совершенно новых условиях, в которых нет войны, в которых Германия занимает лидирующие позиции в Европе и в которых она демонстрирует себя союзницей США и всего Запада. Думается, такая капитуляция Франции была не нужна, да и опасна для неё. Она необходима была исключительно Дональду Трампу, который не простил Меркель ни её ставку на Обаму, ни срыв ею Атлантического торгово-экономического альянса, ни её активного участия в продвижении «Северного потока-2». 

В противоположность покаянной Меркель лидер «победоносной» Франции, потерпевшей сокрушительное поражение во Второй мировой войне, источал нескромный оптимизм и по молодости лет откровенно «ловил кайф». Макрон выступил с инициативой «Парижского воззвания к доверию и безопасности в киберпространстве», призвал участников Форума воспрепятствовать росту напряжённости в мире, предложил создать общеевропейскую армию для противодействия Китаю, России и «даже США» и, по-видимому, не без подсказки Ротшильдов высказался за возвращение к идее глобализации мира. Потом, расхрабрившись, заявил, что Франция не признаёт себя вассалом Соединённых Штатов Америки. 

Дональд Трамп вёл себя в Париже весьма экстравагантно. Попеняв Макрону в Твиттере за излишнюю горячность и поиздевавшись над ним за низкий рейтинг, Трамп сделал вид, что парижская суета сует его в целом не волнует. Он выбрал для себя минимум того, что считал нужным и важным. Посетив кладбище американских солдат и приняв участие в праздничном застолье, он демонстративно проигнорировал работу Парижского форума мира. Вместо этого он, словно в пику «пустяшному» Форуму, превратил застолье, по сути, в политико-дискуссионный клуб. Именно здесь, а не на Форуме, он вынес на обсуждение глав государств такие вопросы, как ДРСМД, Сирия, торговля, ситуация в Саудовской Аравии, санкции, Афганистан, Китай и Северная Корея. 

Вообще по всему было видно, что в Париже он – вовсе не гость, а хозяин. Считается, что именно Макрон уговорил Трампа отказаться от полномасштабной встречи с Владимиром Путиным во французской столице, чтобы не умалять достоинство парижского празднества. Позволю себе усомниться в этом. Трамп не таков, чтобы что-то делать в угоду кому бы то ни было. Если бы он действительно захотел встретиться с Путиным, он бы встретился. В том-то и дело, что, «прокачав» встречу Путина с Джоном Болтоном в Москве, Трамп пришёл к выводу, что российский лидер пока не созрел для встречи с ним. Парижский саммит со скромным участием в нём российского лидера, по сценарному замыслу Трампа, должен был подогреть будущую встречу, довести Путина до известной переговорной кондиции.

Об этом свидетельствует отказ Трампа сесть на застолье рядом с Путиным, хотя дипломаты утверждают, что по протокольной рассадке они должны были сидеть вместе. Трамп предпочёл сидеть визави, чтобы видеть Путина, наблюдать за ним, отмечать его реакцию на демонстрацию собственной силы и влияния. О давлении на Путина говорит вся обстановка Парижского форума, включая покаянную речь Ангелы Меркель с её предупреждением об опасности возврата к национализму и её призывом к мирному решению военных конфликтов. О грубом давлении на Путина и Россию свидетельствует утверждение Трампом в августе с.г. рекордного оборонного бюджета США (716 млрд. долларов!), а также его заявление в самый канун парижского саммита о выходе США из Договора по РСМД.

Если сравнить нынешний Парижский форум мира с Мюнхенской конференцией по безопасности 2007 года, то придётся признать, что за 11 лет мир существенно изменился, причём далеко не в лучшую сторону. В Мюнхене США устами своих представителей в основном продекларировали свою лидирующую роль в однополярном мире. А в Париже президент США всем своим поведением дал понять, что его страна готова настаивать на своём лидерстве и добиваться его всеми доступными средствами, включая военные действия. Складывается даже впечатление, что, подобно выходу Германии в 1933 году из Лиги Наций, Трамп сознательно отказался от участия в Форуме мира, чтобы не связывать себе руки в собственных военных приготовлениях.

Это, что касается позиции Трампа и США. Европа за эти 11 лет тоже прошла свою часть пути – пути последовательной и удручающей утраты своего достоинства. С личным покаянием Меркель и унижением проигравшей две войны Германии всё понятно: их принудили сыграть эту роль в назидание упорствующей России. Великобритания в лице Терезы Мэй полностью проигнорировала мирную конференцию. И это лишний раз доказывает двусмысленность позиции Трампа в мирных процессах: мир на моих условиях или война до победного конца. Франция, заявив устами Макрона, что не является «вассалом США», поспешила уточнить, что считает себя «союзником» США, готовым разделить с ними «все риски». 

Если учесть также тот факт, что Макрон назвал «великим солдатом» главу французских коллаборационистов маршала Анри Петена, то позиция и Франции по отношению к США тоже становится вполне определительной. Париж 2018 года стал благодаря коллаборационизму Макрона и всей европейской элиты, по сути, вторым Мюнхеном. Но уже не Мюнхеном 2007 года, к достоинству которого взывал Владимир Путин, а Мюнхеном 1939 года – городом, снискавшим себе позорную славу фактическим поощрением европейской элитой мирового агрессора. Европа вновь продемонстрировала себя бесхребетной и покладистой, готовой, подобно библейскому Исаву, отдать своё «первородство» заокеанскому Иакову ради чечевичной похлёбки.

России в Париже была предназначена роль бедной родственницы, изображающей «на чужом пиру похмелье». За праздничный стол Владимира Путина посадили и даже воздали ему честь сидеть рядом с председателем Еврокомиссии Жаном Клодом Юнкером и генсеком ООН Антониу Гутеррешем. Но слова ему на Форуме не дали и вообще позволили заниматься как бы исключительно своими делами. Что он и сделал, возложив венок к памятнику Русского экспедиционного корпуса и дав интервью телеканалу Russia Today. В интервью Путин поддержал оскорбившую Трампа идею создания общеевропейских вооружённых сил, попенял Западу на несвободу информации, заявил об ответственности США за выход из Договора по РМСД и выразил надежду на встречу с Трампом в Буэнос-Айресе, «или позднее». Всё это можно было бы сделать, не выезжая из Москвы, и эффект от этих слов в таком случае был бы намного больше.

Для Владимира Путина вояж в Париж был в какой-то мере инерционным. С одной стороны, при вылете из Москвы ещё ничего до конца не было ясно относительно встречи с Трампом. С другой стороны, Путину явно не хотелось вступать в конфронтацию с Макроном и Меркель. Тем не менее, даже из этой патовой ситуации российскому лидеру удалось извлечь какую-то пользу. Он успел перемолвиться с Трампом и серьёзно поговорить с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху и австрийским канцлером Себастьяном Курцем. Последняя встреча оказалась весьма продуктивной в плане снятия возникшего напряжения в отношениях России и Австрии в связи с надуманным «шпионским скандалом».

Как нам в целом расценивать ситуацию со столетним юбилеем Первой мировой войны, состоявшимися в Париже торжествами и продолжающимся давлением на Россию со стороны Запада? Норвежский политолог Фред Хегген уже после Парижского мирного форума пришёл к весьма неутешительному выводу. «Первая мировая война, - заявил он, - ничему нас не научила… Многое указывает на то, что военная конфронтация с большим соседом на Востоке (имеется в виду Россия – А.А.) приближается». И это действительно так. Макрон в европейской традиции помахал пальмовой веткой мира, но одновременно призвал Европу готовиться к войне. Меркель тоже воззвала к миру, но поддержала идею создания общеевропейской армии. Тереза Мэй даже не думает скрывать свою ненависть к России.

Тем не менее, в центре военной интриги стоят исключительно США и их лидер Дональд Трамп. В Северной Америке за одиннадцать лет сменились три президента, побывали у власти обе ведущие партии, конфронтация этих партий внутри страны обострилась до предела. Но в международных делах не только сохраняется всё тот же единый агрессивный курс, но и давление на мир и отдельные «строптивые» страны непрерывно усиливается. Свои цели и свою агрессивность элита США уже и не думает скрывать. 10 октября с.г. газета «Вашингтон пост», по сути, выдвинула ультиматум всему миру, сформулировав его безапелляционно, цинично и нагло: «Или власть США, или все будут жить в джунглях». 

И как на это отреагировал остальной мир? Проще всего было бы сказать – никак. Но всё обстоит гораздо хуже. Парижский форум прошёл, по сути, впустую: выпили, закусили и поговорили обо всём и ни о чём. Европа даже не подумала хотя бы о декларативном осуждении США. Создаётся впечатление, что весь спектакль был затеян совсем с иной целью. А именно – осудить подвергающуюся американской агрессии Россию, чтобы она была покладистее. Английские политологи Ти Джей Коулз и Мэтью Элфорд в недавно выпущенной книге пришли к парадоксальному выводу: Россию в Европе «ненавидят» за то, что она «не делает то», чего от неё добиваются США. А добиваются они всего-то, чтобы она признала мировое господство Штатов, которое они, гуманные европейцы, давно уже признали.   

Этот «мирный» призыв европейцев мгновенно поддержали и наши либералы. Глава Счётной палаты РФ, верный чубайсовец Алексей Кудрин, выступая 10 октября с.г. на заседании правления Российского союза промышленников и предпринимателей, заявил, что основной целью российской дипломатии должно стать снижение международной напряжённости, а мерилом её эффективности – отмена санкций. То есть не США, а именно Россия виновна в росте напряжённости и потому Россия должна принять все условия господ-американцев и, по сути, капитулировать перед Штатами. Этого, по-видимому, и ждёт Дональд Трамп от Владимира Путина, оттягивая решающую встречу до полного «созревания» российского лидера.

Кудрин и Компания, по-видимому, наивно полагают, что признание Россией вассальной зависимости от Соединённых Штатов Америки приведёт нашу страну к простому возврату в «святые девяностые» и к неограниченному господству наших либералов. Думаю, здесь они серьёзно ошибаются. В этот раз янки постараются исправить свою «ошибку» и нашпигуют Россию полчищами собственных баскаков, которые будут править нашей страной жестоко и безжалостно, вплоть до новой Куликовой битвы. И не обязательно вместе с кудриными. Скорее всего, вполне обойдутся без их никчёмного участия.

Излишняя уступчивость ещё никогда и никому не приносила добра. Это как с шантажом. Сегодня мы сдаём Крым и Новороссию. Завтра от нас ещё жёстче потребуют Курилы и Карелию. Послезавтра встанут в очередь Смоленск и Воронеж, Псков и Новгород, Калининград и Ленинград. А там, глядишь, и Москву придётся сдать. А что останется в таком случае нашим потомкам? Сибирь? Но и на неё уже имеются весьма солидные претенденты.

Нет, господа хорошие, хватит нам либеральные сопли жевать. Нужно мобилизовывать свой защитный ресурс именно здесь и сейчас. Причём не только в военном деле и на дипломатическом поприще. Жестокая борьба предстоит в запущенной экономике, неблагополучной социальной сфере, в испоганенной культуре и на расколотом духовном ристалище. Нам, действительно, надо сейчас бороться и искать, найти и не сдаваться. Только так и не иначе. Ибо иначе… нас попросту сотрут в порошок.   

Александр АФАНАСЬЕВ

Фото Euronews.com

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.